Минет №1

Эти события происходили в одном загородном интернате, расположенном в лесной зоне. Мой знакомый рассказал мне эту историю спустя много лет, после того, как она произошла.Как во многих других интернатах, здесь были свои неписанные законы и обычаи…Так же были и свои лидеры. Когда я впервые увидел этого парня-подумал, новый молодой воспитатель. Его перевели из интерната другого города, когда тот закрыли местные власти. В свои 17 Макс выглядел на 20, а то и больше-высокий, темноволосый, атлетического сложения, с природной мускулатурой. Впечатление производил самое приятное-это потом я узнал, что его нельзя оставлять без присмотра-по какой-то причине он был очень агрессивным, никогда не разбирался-кто прав, а кто нет-сразу кидался в драку. Но и плюс был-на девчонок не обращал никакого внимания-не обижал, но и близко не подпускал, что при плещущих гормонах подростков было редкостью.

Я тогда подумал, что они похожи с одной девочкой из нашего интерната. Только Янка была не настолько агрессивной, хоть и в обиду себя не давала, в основном обходясь острым язычком, который мог любого поставить на место. Но были и другие методы. Вот уж кто все свободное время проводил в спортзале! Спортивное тело дополняла милая солнечная мордашка в веснушках и медные кудряшки. Как и Макс, с противоположным полом она не горела желанием общаться, в то время, как подружки уже вовсю бегали по свиданиям и успели познать все прелести взрослой жизни.
Янка шла по двору мимо стоящих кучкой парней, как всегда вслед послышался свист.
— Янкааа..Януськааа..-многие парни давно мечтали о ней.
— Пошли вы, козлы..
— Никогда не приходилось за «козла» отвечать, Рыжая?
— Аааа..-протянула Янка-новенький придурок. Мало своих баранов, еще одного привезли.
Макс завелся с полоборота.
— За свои слова ты ответишь, поняла??!!!
— Орать незачем, у меня хороший слух. Успокой себя и сиди тихо.
— Да ладно, Макс, она со всеми так. Не хочет никого-заржал один.-Мож лесби?-продолжал растекаться в остроумии он…удар пришелся с ноги в плечо. Шутник не устоял и под гиканье парней завалился на траву.
— Вот видишь, Макс-она со всеми так.. – изрек худой блондинистый парень-местный парламентер и душа компании Серый.
— Она еще получит, овца.
Так началась холодная война-при удобном случае каждый делал другому какую-нибудь мерзость.
— Макс, к телкам пойдем?- спросил однажды Андрей-тот самый шутник.
Макс уже давно знал, что большая часть парней периодически куда-то уходит, туманно назывыая это «к телкам».
— Нет, я лучше прогуляюсь.
— Странный ты..бабу выдрать «за так» не хочешь. На тебя Ксюха давно заглядывается. Даж спрашивала, будешь ты седня или нет.
— Нет.
— Ты че, честь бережешь?-«понесло» шутника.-Аааа..ты как Янка-та тоже никому еще не дала, а бабе уж 17 стукнуло недавно. Наверно любимого ждет, или до свадьбы надеется целку сохранить-продолжал упиваться собственным остроумием Андрей.
— Ну и дурак ты…- спокойно сказал Макс.

Естественно, у Макса была девушка, причем одна и любимая, но когда он на дискотеке увидел, как она идет с каким-то прыщавым уродом в подсобку-куда все ходили только по одной причине, сначала не поверил своим глазам. А когда распахнул дверь, увидел, что любимую на столе прет этот урод, а она стонет и пытается пошире ноги расставить. Тогда он сказал только одну фразу: тебе одного меня мало? Или я что-то не так делаю? С тех пор он и начал на всех кидаться, надеясь, что его переведут в другой интернат… «а что если правда пойти? С этой подстилки не убудет, а у меня уже почти полгода никого не было»
— Ладно, пошли. Она хоть не болеет ничем?
— Да они ж на сторону не ходят-только со своими-а у нас что ни день, то медосмотр.
В это время Янка пила воду и смотрела из окна спортзала, как парни идут на дискотеку. По словам девчонок, в заброшенном флигеле была оборудована одна комната для уединения влюбленных. Некоторые воспитатели об этом знали, но смотрели сквозь пальцы-что толку разорять гнездо, все равно где-нибудь новое совьют. Только просили до 14 лет туда никого не пускать. У каждой был свой парень, т.е. ебырь. Периодически они менялись местами, но состав был примерно тот же. Долго встречались только дружелюбный Серый и Анжела-их даже дразнить перестали, т.к. привыкли. Да и в составе не было Макса. «А это кто? Макс? Еще один кобель. Все-таки тоже пошел. Наверняка Динку или Ксюху драть пошел-давно на него смотрят.» И продолжила тренировки. Янка никогда не принимала участие ни в дискотеках, ни в таких походах «в комнатку». Ей просто никто не нравился.

Придя на дискотеку, Макс сразу увидел Ксюху. Она сама подошла к нему и стала прижиматься в танце-хоть он был не медленный. Короткая юбка скорее показывала, что под ней, чем скрывала. Макс не понимал этой пошлости, но организм среагировал быстро — что опытная Ксюха сразу поняла и потянулась целоваться. Прижимая ее за талию Макс мысленно уже был во флигеле. Ему даже все равно было как она выглядит-молодой организм требовал разрядки. Наконец она шепнула «пошли» и Макс молча взяв ее за руку потащил во флигель. Не переставая целоваться девушка начала расстегивать пуговицы на рубашке, но Макс не стал ждать-просто посрывал их накрыл большой рукой грудь с торчащими сосками. Быстро стянув футболку и расстегнув джинсы, он задрал коротенькую юбочку и отодвинул трусики в сторону.Девушка уже вся потекла. Ксюха застонала и начала опускаться на матрац, постеляный на полу, но Макс проигнорировал попытки и, прижав ее к стене начал вводить в нее два пальца. «Ого, как широко, да тут батальон до меня прошелся, но это даже к лучшему..» Ксюха решила показать все свое мастерство и опустилась на колени, что бы взять его член в рот. «Ни хуя себе» пронеслось у нее в голове перед тем, как она обхватила губами стоящий колом член. Во рту еле помещалась головка и немного ствола. Мало того, что он был достаточно длинный, он еще был невероятно толстый. «Теперь я понимаю, почему он ни с кем не трахался-он же половину девок инвалидами оставит».

Макс резко подхватил Ксюху на руки, задрав ее ноги к себе на пояс и, прижав к стене, резко вошел. Глаза девушки расширились от удивления и боли, она громко застонала. Смазки было много и член легко скользил, погружаясь во влагалище до самых яиц. Парень яростно долбил мокрую дырку, не особо задумываясь о ее ощущениях-сама напросилась. «Он же меня трахает как какую-то шлюху, на весу, даже не смотрит на меня.» Макс отпустил Ксюху на пол и, развернув раком, снова вогнал член на всю длину. Ксюха уже не стонала, а просто охала. Трахая барышню раком, Макс начал вводить пальчик ей в попку. Девушка тут же напряглась «нет, только не это!» и начала крутить задом, но сильные руки только крепче стали держать ее сзади. Макс уже чувствовал приближение оргазма, но хотел отыметь эту девку по полной программе-что б другим не повадно было. Между ног было очень горячо, несмотря на боль, девушка была сильно возбуждена, пот каплями бежал по ее телу. Она почувствовала, что по анусу ее гладит что-то мягкое-это Макс приставил к нему свою налитую головку. Резкий толчок-и она внутри, колечко ануса податливо раскрылось. «Да тут я тоже далеко не первый». И он начал размашисто двигаться, крепко держа ее за бедра. Ксюха ощутила, что толчки стали сильнее и чаще «Ща кончит». Но Макс вынул член и приставил ко рту. Ксюха постаралась отвернуться, но сильная рука уже держала за волосы-Макс просто начал трахать ее в рот. Когда вязкая струя выстрелила в нёбо, она хотела все выплюнють, но услышала хриплый голос
— Нет. В рот. Соси.
Это были единственные слова, которые он ей произнес. А она надеялась на романтику, поцелуи и «люблю».

Когда на следущий день Макс проходил мимо нее, даже не поздоровался — как и не было ничего. Зато Янка не упустила возможности съязвить, когда он нечаянно толкнул ее в столовой.
— Что, давление спустил-мозги отказали?
— Чего?
— Ничего. Надоело по ночам письку лимонить-решил вчера тёлочку попробовать?
— Тебе-то что, Рыжая? На тебя никто не смотрит, ты и завидуешь? А у тебя между ног тоже волосы рыжие? Или ты их красишь? А может из-за этого никому не даешь? — Макс знал, что половина из этого неправда. Во-первых очень даже смотрят, во-вторых – не давала она никому по какой-то причине, которая была ему очень интересна.
Янка молча посмотрела на него, развернулась и ушла. Через несколько минут в зале, размазывая слезы по щекам, она молотила грушу. «Никто еще не мог довести меня до слез, почему я на него так реагирую.»
«Блин, обиделась, наверное. Ну и пусть катиться, в следущий раз молчать будет, дура».

Этим же вечером опять были танцы, но Янка уже не отсиживалась в зале. В то время, как девчонки чистили перья, она надела джинсы с футболкой, кроссовки и пошла прогуляться по территории, подальше от шума музыки. Она увидела, что в зале горит свет. «Кто-то еще не хочет прыгать по танцполу. Интересно, кто?»
«Ладно, сделаю один шаг к перемирию, будет кочевряжиться-пусть потом не жалуется». Странно, но Янки в спортзале не оказалось, хотя она всегда там во время «гульбищ».
— Не меня ищешь? Какого ты здесь отираешься?
— А зал это твоя собственность? Потренироваться хотел!
— В джинсах и рубашке? Чего тебе от меня нужно? Еще что-то не успел сказать, или все мысли кончились в обед? Будешь всю ночь думать, чем бы еще побольней кольнуть-сразу мозгов не хватает?
— Дура дебильная, сама начинаешь,- уже кричал Макс.
У Янки в ход пошли снова ноги-самая сильная сторона. Куда бить, она точно знала-мышца на плече, голень, солнышко, и коленкой в лицо. Макс сразу не среагировал только от неожиданности. В следущее мгновение Янка уже валялась на земле, подкинутая за ногу.
— Бить я тебя не буду только потому что потом проблем не оберешься-джентельментство не в моем характере. Может с другими твои номера пройдут-только не со мной.
Синяки у обоих все-таки остались-что пришлось объяснять на следущий день совместной тренировкай. Все уже поняли, что это открытая вражда. Когда они находились рядом-воздух как будто электризовался от взаимной ярости. Попадать под горячую руку не хотел никто..Это продолжалось до очередной стычки, после двух взаимных пощечин Янка опять побежала в спортзал, где просто села на маты, обхватила колени руками и совершенно по-детски заплакала, размазывая кулаками слезы по щекам. Она не слышала, как сзади открылась дверь и кто-то вошел…Макс подошел сзади, присел и обнял Янку за плечи.
— Прости..я не хочу больше тебя обижать.
Янка резко вскочила и оттолкнула его.
— Да пошел ты, скотина. Ты такой же как все, думаешь я не слышала, что про тебя Ксюха рассказывала? Животное!!
Макс молча смотрел в пол, чувствуя, как краснеют уши.
— Я не буду ничего объяснять.
— Я и не жду. Ты мне никто.
— Я…
— Уходи-закричала Янка. И размахнулась для пощечины, но рука была перехвачена. Вторая – тоже. Одно движение-руки уже скручены Максом за спину, а большие Янкины глаза затравлено смотрят снизу вверх. «Неужели ей все рассказали? Она же боится… какая она красивая. И рыжина нисколько не портит-скорее наоборот» Макс понял, что если не попытается ее поцеловать, никогда себе этого не простит. Глядя в милое, беззащитное лицо, он приблизился к Янкиным губам. Она закрыла глаза и из уголки потекла слезинка. Осторожно, чтобы не испугать и не оттолкнуть, Макс начал медленно целовать ее. «Только один поцелуй и все, ни на чем настаивать не буду-не хочет, ее дело, лезть в душу не буду». Проникая языком в чуть приоткрытые губки, он с удивлением заметил, что она не отстраняется, хоть руки он давно отпустил.
«А может Ксюха специально наврала – он совсем не такой…а вдруг это правда-он же накинется на меня как голодный зверь. А если и про размер правда-я же этого не выдержу»

Янка через минуту осторожно начала отвечать на поцелуй, хотя до него даже не целовалась ни с кем. Она почувствовала его горячие руки у себя на талии. Макс прижал ее к себе.
— Маленькая, не хочу тебя никогда отпускать.- Зарываясь носом в ее волосах, он чувствовал ее запах-свежескошенной травы, яблока и чего-то еще.
Каково же было его удивление, когда Янка обхватила его руками и уткнулась лицом в грудь. Он поднял за подбородок ее лицо и начал сцеловывать слезинки. Янка закрыла глаза и откинула голову, подставляя тело. Макс давно почувствовал тяжесть внизу живота, но не хотел как в прошлый раз накинуться и отодрать-он хотел прижать к себе и убить любого, кто ее обидит.
— Ты не должна делать того, чего не хочешь-прошептал не ушко ей Макс.
В ответ она потянулась к нему губами и его лицу. Сдерживать себя он больше не мог. Стягивая с себя футболку, он непрерывно целовал милое лицо. Запуская руки Янке под футболку, почувствовал ее робкие поглаживания по спине.
— Смелей- шепнул ей Макс.
Вот на пол уже падают штаны и последняя деталь – белье. «Она не врала. По крайней мере насчет размера.»- в ужасе подумала Янка. «Как же он внутри поместится?»
Они стояли и в сумерках смотрели на тела друг друга. «а волосы у нее «там» вопреки ожиданиям не рыжие, а светло-коричневые» не к месту подумал и улыбнулся Макс. Осторожно прижимая Янку к себе, он положил ее на маты и накрыл своим телом. Несмотря на летнюю жару, Янка дрожала.
— Скажи честно, ты меня боишься?
— Нет-соврала Янка.
— Я же вижу. Успокойся, я постараюсь не причинить тебе боли.
Он целовал каждый сантиметр ее тела. Шея, грудь, живот, когда он стал продвигаться ниже, Янка непроизвольно сжала ноги. Но небольшим усилием Макс раздвинул их и начал целовать горячие влажные складки, облизывать маленький клитор. «нужно довести ее до оргазма, чтобы рааслабить, а то она с ума сойдет от боли.» Через несколько минут Янка тяжелей задышала и ее тело начало напрягаться. Вдруг она сжала его голову своими ногами и прогнулась в спине как кошка.
Макс лежал рядом и гладил ее тело, пока она отходила от оргазма. Потом он лег сверху, коленкой раздвинул Янкины ножки и приставил член ко входу в ее влагалище. Сладкое томление тут же слетело с Янки и она снова затрепетала, как осиновый лист. Макс понимал, что бесконечно оттягивать этот момент нельзя, и резко надавил, и со словами
— Потерпи, милая.- вошел в раскрытую пещерку. Янка не вздохнула, не вскрикнула-только зажмурилась, чтобы скрыть подступившие слезы. Это было ужасно больно. Посмотрев вниз, и увидев, что член не вошел в нее и наполовину, начала отползать. Макс улыбнулся:
— Не бойся, больше не буду.-и начал медленно двигаться. Боль потихоньку отступала, только чувствовалось, как сильно растянулись губки, принимая такой большой инструмент. Плохо себя контролируя, Макс все глубже и сильней входил в Янку, она чувствовала каждый сантиметр, каждый изгиб его горячего члена, его головку. Она обвила Макса руками и ногами, вцепившись в него как клещ. В абсолютной тишине раздавались только хлюпание входящего во влагалище члена, горячее дыхание и тихие стоны боли вперемешку с наслаждением. Глухо зарычав, Макс сильно прижал Янку и начал кончать. Она чувствовала, как его член бешено пульсирует внутри нее, а из дырочки вытекает теплая жидкость. Они долго пролежали в зале, глядя в глаза друг другу и тихо разговаривая.
— Почему ты отдала себя именно мне? И никому другому?
— Мне никто не нравился,-усмехнулась Янка.
— А я, стало быть нравлюсь?-улыбнулся в ответ Макс,-интересные у тебя способы выражать свои чувства,-глядя на все еще видные синяки проговорил он.
— А почему ты со мной себя вел не так как с остальными?
— Как с Ксюхой я себя ни с кем не вел. Она сама на меня чуть ли не запрыгивала, что хотела, то и получила, не хотел чтоб остальные последовали ее примеру, мое поведение и было рассчитано, что она всем расскажет.
— Ты кончил в меня-вдруг я заберемению?
— Мне скоро 18 – поженимся. Вообще-то я и так хотел предложить. Ты согласна, Рыжик?
Янка, смеясь, обняла Макса… SEXFON.ORG

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *